«Малiтва» [9,7mb]
«Про любовь» [8,9mb]
«Дышим вместе» [8,4mb]

ещё MP3»

Песни Naka Piano - Игра в правду
Концерты
Контакты  
Имя: Пароль:   регистрация


Анастасия Шпаковская
вокал, фортепиано

Ирина Клименко
клавиши, аккордеон
 
Юрий Шевчук
Просто светить физиономии на разных пошловатых ток-шоу — не наша забава. Пусть уж лучше забудут, чем запомнят как никчемных пафосных дураков.

15 февраля 2010 г. | Рок-музыка от Naka: это ни на что не похоже!

 

 Скачать
 
Накануне выхода второго альбома "Пора" Настя Шпаковская — лидер группы Naka рассказала Еврорадио зачем менеджер группы шоколадками пытается убрать песни из радиоэфира, ради чего красивая девушка может уйти из дома и работать в гараже, и трудно ли перевести песни Naka "на мову".
Презентация альбома «Пора» в «Реакторе»

Еврорадио: А всё-таки сейчас ты уже можешь сказать — музыка и театр: что для тебя работа, что хобби?

Настя Шпаковская: Каждый раз, отвечая на этот вопрос, я пытаюсь заново задать его себе и что-то переосмыслить — может быть в момент, когда я на него отвечаю, что-то поменялось. Но мне кажется, что не будь театра в моей жизни, мне будет чего-то очень болезненно не хватать. Без музыки — тоже будет очень-очень тяжело.

Еврорадио: Тогда скажи, что даёт тебе больше свободы? Ведь роль предполагает какие-то ограничения...

Настя Шпаковская: Да, в театре, конечно, много рамок. Но, как показывает практика, их много и на сцене клуба или площадке стадиона. В театре немного другая несвобода: несвобода от мезансцены, от драматурга, от предлагаемых обстоятельств. Но ты активно занят тем, чтобы искать эту свободу внутри. Если ты её не находишь — это выглядит немножко непрофессионально. От качества найденной свободы в театре зависит твоя свобода как актёра.

В музыке ты ищешь свободу внутри себя и пытаешься её вытащить наружу. В любом случае, борьба за свою свободу происходит как в театре, так и с группой. Но это просто немножко разный поиск и разный труд.

Еврорадио: В театре ты сыграла ангела, сороконожку, учителя, проститутку, даже Рагнеду… Как это — входить в такие разные роли?

Анастасия Шпаковская (Серафима) в спектакле «Бег»

Настя Шпаковская: Роль сороконожки — моя первая работа театре в почти 17 лет. Был очень клёвый детский мюзикл "На волшебном чердаке" Валентины Ереньковой. Ту работу я вспоминаю с трепетом. Далее было много разноплановых и больших ролей. Одна из моих любимых — Виолена, в спектакле "Возвещение Марии" — прокажённая святая, которая проходит через все круги ада и воскресает в конце. Это очень духовная, дорогая для меня роль. Роль проститутки Розали в спектакле "Папа, папа, бедный папа" — тоже хорошая работа, одна из моих любимых. Затем роль проститутки мне давали ещё в "Трёхгрошовой опере".

Вообще большая актёрская судьба у меня уже есть, хотя это вовсе не значит, что меньше стало хотеться. Есть ещё куча нетронутых образов.

Еврорадио: Совсем недавно у тебя был опыт съёмок в кино...

Дастиш Фантастиш. Режиссёр: Александр Кананович

Настя Шпаковская: Этот опыт был немножко хаотичным в моей жизни. Мой друг, Саша Кананович, пригласил сняться в фильме «Дастиш фантастиш». Наверное, сложно находиться в серьёзной работе с друзьями — это, скорее, нечто студенческо-увеселительное. Сложно сравнить с какой-то серьёзной работой в театре. В фильм вошла моя песня, которая появится в третьем альбоме, и я думаю, из фрагментов мы снимем наш новый клип. То есть этот фильм погрел скорее моё музыкальное самолюбие, нежели актёрское.

Еврорадио: Итак, красивая девушка, успешная актриса театра идёт в гараж, чтобы попеть…

Настя Шпаковская: Репетиции в гараже я вспоминаю с трепетом и любовью. Первые попавшиеся под руку люди, которые мало-мальски умели играть… Я понимала, что надо быстрее записывать альбом. Для репетиций искались любые подходящие места. Очень сильно верила и очень сильно чувствовала эту музыку. И очень сильно хотела поскорее вынести её из своей головы. Было ощущение, что если я этого не сделаю, кровь пойдёт через уши от того, как всё это залежалось внутри и даже переродилось. Поэтому, гараж был в радость.

Спустя год мы пошли в студию писать альбом фактически сразу из гаража. Конечно, нам было спокойнее и осознаннее. Первый альбом я писала как в тумане, хотелось что-то скорее делать дальше. У меня было ощущение, что я открыла новую музыкальную стезю.

Еврорадио: А твои близкие тот «гаражный период» нормально восприняли?

Настя Шпаковская: Пока мы записывали первое демо, я ушла из дому. Поругалась со всеми, жила у подруги на квартире. Потом пришла домой и со словами "Вот, чем я занималась, послушай!" бросила матрицу папе. На диске были первые пять песен, которые к моему ужасу всё ещё стоят в плей-листе Авторадио. Не знаю, почему их до сих пор их не уберут. У менеджера группы Naka уже заканчиваются деньги на шоколадки: люди носят шоколадки для того, чтобы поставить песню в эфир. А мы — для того, чтобы убрать песню из эфира. Потому что нам стыдновато за то качество записи.

Со временем мои близкие cмирились с моим увлечением музыкой. Видимо, в тот момент уйти из дому мне было необходимо для того, чтобы спокойно, ни о чём не думая, начать это делать.

Еврорадио: Второй альбом писали так же стремительно? Или это уже более взрослый "ребёнок"?

Настя Шпаковская: Абсолютно верное слово — взрослый. Не было какого-либо подросткового, максималистичного, необдуманного, спонтанного действа. Фактически, каждый шаг был вымерян.

Запись альбома Пора в студии Сергея Большакова

Еврорадио: Это о написании песен?

Настя Шпаковская: Нет, как пишутся песни я сама, честно говоря, не знаю. Иногда, слушая свои песни, уже сложившиеся и получившиеся, я сама удивляюсь, как это написала. Я про работу над записью альбома, промо-частью, подготовку к презентации — тут всё было более сознательно, на другом техническом уровне. Это вовсе не значит, что мне не нравятся песни из первого альбома. Мне не нравится, как они записаны и исполнены.

Еврорадио: Над записью альбома с вами работал известный звукорежиссёр Сергей Большаков...

Настя Шпаковская: …И я ждала некоего феноменального результата. Но, как оказалось, в работе с моей музыкой такого вообще не может быть. Одно дело, когда я с минскими режиссёрами сражалась, чуть ли ни на ножах. А потом вместе удивлялись полученному результату.

Совсем другое, когда это звукорежиссёр Сергей Большаков — человек, за плечами у которого более 300 альбомов: Земфира, Мумий Тролль, Кипелов, Кинчев, Би-2, да все, кто только может петь рок. Он долго не понимал музыки, не представлял, что я хочу. И если бы он не был личностью в зукорежиссуре, человеком кропотливым и дотошным, возможно, мы бы с ним и попрощались. А поскольку ему самому стало интересно, что из этого получится, мы «доборолись» до результата, который удовлетворил нас обоих.

Он допытывал, на что это должно быть похоже, объяснял, что к нему приходят разные звёзды и все ставят какие-то рамки. А я говорила ему, что мне не с чем сравнить нашу музыку. Тогда Сергей пошёл окольным путём: попытался проводить со мной что-то вроде тестов, какую музыку я слушаю, что на меня влияет. В итоге он сам сказал, что это ни на что не похоже и что он не сводил подобной музыки ранее. Было очень приятно это слышать. Я чувствую с первой минуты записи своих песен: это ни на что не похоже.

Еврорадио: Ты говоришь, что Naka играет альтернативный рок. А каким ещё должен быть рок? Что вы вкладываете в это понятие?

Настя Шпаковская: Это, скорее, от безысходности пришлось придумать. Все первым делом спрашивают: "А какую музыку вы играете?". Альтернатива — это что-то, отличающееся от основной массы, альтернатива тому, к чему мы привыкли. Поскольку я не люблю заниматься анализом и в отношении своей музыки и вообще не вижу смысла этим заниматься, — это своеобразное прикрытие. Ещё я люблю говорить, что это русский рок. Сейчас реже, но раньше любила использовать русские народные мотивы в своём творчестве, текстовую простоту и свободу. Единственное, что я могу говорить совершенно точно и убеждённо: "Мы играем рок". Это точно не поп-рок.

Еврорадио: В это же время говорят, что с вашей второй пластинкой вы двигаетесь в сторону коммерческого ФМ-формата. Согласны с этим?

Настя Шпаковская: Удивительная вещь. Сергей Большаков говорит, что это ни на что не похоже. Наш приятель Лёша, продюссер группы Барто, послушав второй альбом, говорит: "Послушайте, так вы же вообще ушли в жёсткую альтернативу!". Троицикий, который был восхищён песней «Мой герой — Таня Буланова», сказал, что мы «Город 312». Хотя, я представляю, как Троицкий слушал демо…

Вот поэтому я думаю, что если слушать всех, кто говорит что-то, можно сойти с ума. То, что нас ни одна радиостанция не ратирует, уже говорит о том, как мы «ушли» в радиоформат. Я знаю, куда мы движемся, и это самое главное. А если кто-то считает, что мы ушли в поп-формат, — ради Бога, меня это только позабавит.

Еврорадио: Как появилась «Мой герой — Таня Буланова»?

Настя Шпаковская: Когда я приносила музыкантам группы одну за другой лирические песни про любовь и «за жизнь», они обвиняли меня в «бабской лирике». Эту песню я написала им как отместку, абсолютно сознательно. За использованием слов и музыки той цитаты Булановой, которую мы используем, мы обратились за разрешением к автору песни Андрею Боголюбову. Он совершенно спокойно всё воспринял и безо всяких денег подарил нам этот эпизод. Я сама не видела, но знаю, что на сайте у Тани Булановой висела наша песня. (смеётся)

Еврорадио: Не могу построить вопрос про Песня BY YOU. Это жутко звучит — чернобыльская колыбельная...

Настя Шпаковская: Это самая сложная по своему созданию песня во втором альбоме. Сама идея вынашивалась очень долго, даже боюсь сказать сколько. Но мне так хотелось написать что-то не буквальное на примере метафоричной простой истории о Чернобыле. Метофорой стала история людей, которые потеряли друг друга и сами потерялись из-за этой трагедии.

Еврорадио: Выбор белорусского языка в этом случае, как я понимаю, сознателен?

Настя Шпаковская: Да, были сложности, но в русском языке мне не хватало этой поэтики. Одна из моих любимых строчек: «Вецер хай табе прысніцца і пяшчота зграй». Я понимаю, что никогда не выразишь это подобно на русском языке.

Еврорадио: А как тебе участие в проекте «Тузін. Перезагрузка», с переводом на мову проблем не было?

Настя Шпаковская: Мне понравился этот опыт, хотя начало было очень сложным. Изначально мне предлагали перевести песню «Дорога» и, конечно, я там чуть с ума не сошла с переводчиком. Не хочу его обижать. В «Дороге» есть строка «отчего, отец, скажи мне…», которая в белорусской версии зазвучала как «ад чаго скажы мне, бацька». Я сразу сказала: «Я про батьку петь не буду!». Мы долго пытались обыграть перевод, в итоге ничего не получилось. Попробовали перевести другую песню. Уже другой человек, Сергей Балахонов, в песне «Беги» моментально прочувствовал то, о чём я пела по-русски. Получилась эмоциональная, приятная работа.

Еврорадио: Неужели больше экспериментов с белорусским языком не будет?

Настя Шпаковская: Мысли написать что-то есть всегда. Но с этим есть небольшая сложность, потому что я всё-таки думаю по-русски. Особого труда это не составляет, просто хочется, если уже поёшь по-белорусски, петь о чём-то таком, о чём по-русски ты также хорошо не споёшь. Почему и ценны те песни, которые появляются, потому что они действительно отличаются от всего того, что я пою.

Еврорадио: Вы снимали клип на песню «Фабрика звёзд», но он так и не появился...

Настя Шпаковская: У нас идёт многолетняя борьба за этот клип, который перевидал на своём веку столько аниматоров, сколько видел не каждый большой полнометражный мультфильм. Это действительно очень сложная работа. Сделаны обидные 1,5 минуты, которые показывают, каким клёвым он может быть. Пока нет человека, который мог бы довести всё до конца. Но я очень надеюсь, что он появится. У клипа очень интересная задумка.

Еврорадио: На песни из нового альбома ещё что-нибудь снимать будете?

Настя Шпаковская: Была идея снять ролик для «By you». Потому что это та песня и тот случай, который хотелось бы запечатлеть в видео. К сожалению, у нас нет большого количества денег, чтобы позволять себе ещё один дорогой ролик на песню из нового альбома. А что-то малобюджетное на «By you» снять просто не получится.

Еврорадио: Вы часто ездите с концертами в Москву и Питер. Насколько сложно делать первые шаги на чужой территории?

Настя Шпаковская: Мне очень нравится выступать в России. Концерты, которые там прошли, по своей эмоциональной составляющей, по поводу отдачи зала и принятию группы, оказались на совершенно неожиданном уровне. Никогда не забуду тот случай, когда мы выступали в московском клубе «Запасник», и уже после концерта, мы разобрали инструменты и переоделись, я вышла в зал и люди, которые сидели за столиками встали и начали апплодировать. Здесь у меня такого никогда не было.

Единственная проблема с концертами в России — это сложность с набиранием залов и рекламой. Потому что есть очень много достойных местных команд. К тому же мало повесить афиши на тумбы города: нужно объяснить, что это за группа. Например, у группы «Барто» недавно были случаи, когда на их бесплатные концерты приходило по 20 человек. В Беларуси тоже не очень всё понятно, но здесь более отлаженная система в плане рекламы и доступа информации.

Еврорадио: За время выступлений у тебя уже сложилось представление о твоём зрителе?

Настя Шпаковская: Мне кажется, это какие-то думающие и чувствующие люди, а это самое главное. Эти люди явно не забили на свои органы чувств.

Еврорадио: Часто выступаешь на байк-фестах. Это потому, что сама любишь экстрим?

Настя Шпаковская: Мне нравятся байкеры, они хорошие. (смеётся). Поездка на фестивали — это для меня может быть, в чём-то адреналин.

Еврорадио: Настя Шпаковская «не для зрителя» — вредная, голодная, не спящая ночами и влюблённая…

Настя Шпаковская: Дома я совершенно другая. Дома я в халате, в пижаме, в тапках. Могу варить борщ или есть оливье. А на сцене я такая, как только я на сцене. Я действительно чувствую себя сильной и гармоничной в группе Naka.

Еврорадио: У тебя есть маленький сын…

Настя Шпаковская: Да, он пока ещё не был на моих концертах и слушает меня только в записи. Но о моём творчестве говорит: «Великая музыка!».

Еврорадио: 2009 год получился очень плодотворным. Что сейчас думаете делать?

Настя Шпаковская: Уйду в какое-то затишье и буду работать над третьим альбомом. Я не знаю, как получится, но хотелось бы не очень растягивать и переосмысливать работу над этой пластинкой, как было в ситуации с альбомом «Пора».

Еврорадио: И какой ты видишь свою будущую пластинку?

Настя Шпаковская: Не люблю озвучивать то, что ещё до конца не решено. Но если говорить о том, как я себе это представляю, альбом будет более жёстким и более воинствующим.
    
LiveJournal
  
В Контакте
  
  

Комментарии


1. Гость
Гость
1 июня 2010 г. в 04:20
«Я про батьку петь не буду!»
А я думаю, Батька бы не обиделся...))) Да и на белорусском, мне кажется, вышло бы очень красиво...
Хотя в России таких устойчивых политических ассоциаций, со словом батька, не наблюдается...)))
Так песня не о нем...да и перевод был плох в каждом из 4х вариантов...дальше тянуть уже не было времени.
2. Naka
Naka
1 июня 2010 г. в 12:34

Ваш комментарий, Гость:
комментарии гостей публикуются только после проверки

 

 
Пресса
Ссылки
Нашли ошибку? Есть вопросы, предложения по работе сайта?
Официальный сайт. Белорусский рок от группы Naka
Все авторские права защищены © 2009-2010

Дизайн: Роман Силич
Новости рок-музыки: Naka и др.